ГЛАВНАЯ arrow ФОРУМ  
Wednesday, 13 December 2017
Основное меню
ГЛАВНАЯ
МОИ КНИГИ
ПРАВИЛА ИГРЫ
ФОРУМ
ГОСТЕВАЯ
КОНТАКТЫ
Статистика
Участников: 20
Новостей: 212
Ссылок: 5
посетителей: 1486227
ФОРУМ
Добро пожаловать, Гость
Пожалуйста Вход или Регистрация.
Забыли пароль?
Глава 24. КОГДА СВЯТЫЕ МАРШИРУЮТ Просматривают 1: [гостей - 1]
Вниз Ответить Избранное: 0

Сообщения темы: Глава 24. КОГДА СВЯТЫЕ МАРШИРУЮТ

#55
shadrin
Модераторы
Пользователь в оффлайне Кликните здесь, чтобы отправить пользователю Личное сообщение Кликните здесь, чтобы посмотреть профиль этого пользователя
Глава 24. КОГДА СВЯТЫЕ МАРШИРУЮТ 01.08.2008 22:14  
- С точки зрения идеализма, нас с тобой не существует, – на ходу говорил бывший Пётр Иванович бывшему Евгению Петровичу, – ибо считается, что мы теперь совершенно бездуховны. Материализм тоже сомневается в нашем существовании, полагая, что наша материя совершила необратимый переход в новое качество и теперь является абсолютно другой материей…

- Как же так? – удивился Евгений Петрович. – Ведь у меня даже отпечатки пальцев прежние. И пиджак из той же материи, из какой его сшили. Правда, чёрт его подери, подопрел сильно. У меня же участок на погосте совсем сырой, мои, так сказать, шесть соток.

- При чём тут твой костюм? Он здесь совсем ни при чём. Подумаешь, отсырел. Он у тебя вон на локте даже треснул, вон даже кость видать. У тебя и отпечатков на пальцах почти не осталось, а скоро и перстень свалится. Ты под него хоть какую-нибудь щепку вставь, что ли, чтоб заклинить… Я в ином смысле рассуждаю, с общефилософских позиций. С формальной точки зрения, мы сейчас действительно вроде как не существуем. Документов нет, душа куда-то улетела, наши жёны могут снова замуж выходить…

- У меня жены не было, – робко оспорил последний тезис Евгений Петрович.

- Да у меня тоже не было… у меня даже двух не было… или даже трёх… Я это так, для выделения мысли сказал. Но ведь, с другой стороны, мы с тобой теперь убедились, что можно спокойно существовать без всяких документов, без жён и даже без души. Мы ведь с тобой не потеряли способности мыслить. А коль я мыслю – следовательно я живу… ну, в смысле, существую. Cogito ergo sum, так сказать.

- Я тебе больше скажу, – отозвался Евгений Петрович, на секунду остановившись, чтобы вправить непослушную тазобедренную кость, – есть ещё одно доказательство того, что мы sum. Это я про похмелье. Мне там, на поверхности, всё время сильно хотелось выпить, а здесь – ещё чаще хочется. И ещё сильней. Лучшего доказательства и быть не может.

Пётр Иванович ничего не ответил, но подумал, что и в самом деле аргумент насчёт похмелья достаточно силён, чтобы убедить скопом и идеалистов, и материалистов.

Друзья целеустремлённо шагали к поставленной перед собой цели уже второй час. Они благополучно прошли по главному тоннелю и в нужном месте свернули то ли направо, то ли налево. Несколько раз они сверяли свой маршрут с купленной Евгением Петровичем у зарубежного шпиона картой, а поскольку заветная водкопроводная труба на ней не значилась, наши покойники имели все основания полагать, что они идут правильно.

Они давно шли по чужим владениям, по царству живых, но пока никого не встретили. Пару раз, правда, вдалеке мелькали какие-то тени или, наоборот, светлячки, однако друзья-покойники резонно определили этот феномен как смысловые галлюцинации и не обращали на него внимания.

В одном месте, на восьмом километре пути, тоннель вдруг сузился до неприлично маленького пещерного лаза. Сухопарый Пётр Иванович пролез через него без особых затруднений, а вот Евгений Петрович чуток застрял – в силу своей прижизненной комплекции. Почти сразу ему пришлось пожертвовать рукавом упоминавшегося выше пиджака. Рукав зацепился за кусок какого-то чертовски крепкого минерала и остался висеть на нём в качестве ориентира для поисков обратной дороги.

Вместе с рукавом на гранитном острие Харибды чуть не осталось с полкилограмма предплечья. А когда в самом узком месте прохода оказался район злополучной тазобедренной кости, Евгений Петрович понял, что он, кажется, окончательно застрял. Он испугался и перестал сопротивляться судьбе, только крикнул Петру Ивановичу, чтоб тот не оставил его умирать в одиночестве.

Пётр Иванович рассмеялся в ответ:

- Дуралей, чего ты боишься? Или ты забыл, что двум смертям не бывать? Сам подумай – ведь ты и без того покойник. Вперёд, только вперёд! Давай, я тебе помогу.

Евгений Петрович оценил житейскую (?) мудрость своего приятеля и без дальнейших колебаний устремился из капкана на волю. И уже через минуту они деловито прикручивали проволокой к нужному месту отчленившийся, было, тазобедренный механизм. А через пару минут бодро (с поправкой на похмелье) шагали в сторону света в конце тоннеля.

В воздухе вдруг явственно запахло селёдкой баночного посола. Евгений Петрович рухнул на колени и пробормотал:

- Всё, больше не могу. Я такой селёдкой всегда закусывал, когда на том (?) свете жил. А тут третий час шагаем, а на выпивку и намёка нет.

Затем поднял глаза и крикнул в удаляющуюся спину Петра Ивановича:

- Брось меня! Иди один! Я больше не могу! Оставь меня умирать (?) здесь! Я больше не могу.

Он напоминал в этот момент одного литературного героя по фамилии Костылин. С той только разницей, что Костылин, говоря такие несправедливые слова своему товарищу Жилину, был еле жив, тогда как Евгений Петрович был еле мёртв. Другое различие между произведением Толстого и моим произведением просматривается в том, что Жилин, хоть и рассердился не на шутку, но стал живо помогать товарищу. А Пётр Иванович только засмеялся горьким смехом мертвеца, у которого отнимают недопитый стакан:

- Ты, наверное, совсем спятил, как я погляжу. Водка вот она, уже на горизонте*, уже запах слышен, а он, видите ли, идти не может, устал, видите ли. Ты что, на каждом шагу и на каждой минуте умирать собрался? Нет, брат ты мой, смертью дорожить надо. Смертью не разбрасываются. Как говорил один пролетарский классик, самое дорогое у человека – это смерть. Она даётся нам только один раз, и умереть её надо так, чтобы не было стыдно за бесцельно умерщвлённые годы, чтобы не жёг позор за подленькое и мелочное будущее… дальше забыл. В общем, смысл такой: смерть – сложная штука. Клянусь моргом! Смерть – театр, и зомби в нём актёры… Ты, кстати, никогда не мечтал сыграть Череп в руках Могильщика и на ладони Гамлета?

* Врёт. Во-первых, под землёй горизонтом называется совсем другая штука, а во-вторых, до водки шагать ещё градусов восемнадцать. Это как минимум километра четыре к юго-северу.

- Нет, – оживился (?) Евгений Петрович, – я только Тень отца репетировал однажды, ещё в школьной самодеятельности. Но у меня тогда запой случился, полмесяца не просыхал. Меня сначала из школы выгнали, а потом, гады, и из самодеятельности исключили. Два года назад я на площади Посевной режиссёра того встретил. Хотел застрелить, да пожалел. В смысле, патроны пожалел. Пусть на том (?) свете ещё потусуется. А уж если я здесь его встречу, то уж точно прикончу…

- Не прикончишь ты его. Ведь он уже покойником будет, а двум смертям не бывать. Забыл, что ли? Доведёшь ты меня, Женька, своей тупостью до крайности. Я тебя самого прикончу.

- А как? Ведь сам же говоришь, что покойника прикончить нельзя.

- А вот прикончу, и всё. Вот увидишь – прикончу, – решительно пошёл наперекор собственной логике Пётр Иванович.

К моменту окончания диалога о театре Евгений Петрович окончательно выздоровел (я даже не знаю, как это называется на потустороннем языке). Возможно, его спас именно запах селёдки. Но как бы то ни было, он больше не отставал от бодро маршировавшего под собственное мурлыканье* Петра Ивановича и думал о новом горизонте.

* Исполнялась, скорей всего, «When The Saints Go Marching In».

Мёртвые обычно неплохо ориентируются под землёй, причём без всяких карт. Но не приведи Аид, если в руках у них окажется географическая карта – они тут же заблудятся. И если до сих пор наши Жилин и Костылин не заблудились, то только потому, что шпионская карта оставляла им на это слишком мало шансов… Впрочем, всё, – они всё-таки заблудились. Сами можете убедиться – вон они стоят на подземном пригорке и спорят, показывая в разные стороны: Пётр Иванович тычет пальцем туда, откуда по-прежнему несет селёдкой, а Евгений Петрович, напротив, указует рукой без рукава в том направлении, где на поверхности, в наземном Водске, стоит недостроенный памятник разорившемуся олигарху Керосинову. Постоим и мы немножко, дожидаясь того момента, когда можно будет продолжать повествование в прошедшем времени.

…Спор продолжался недолго. За поворотом послышалось сосредоточенное пыхтенье, чьи-то шаркающие шаги – и перед возбуждёнными мертвецами выросла сутуло-академическая фигура бывшего доцента кафедры гносеологии, больше известного читающей публике под именем Старого археолога. Шахтёрская лампа над козырьком истёршейся бейсбольной кепки привычно не светила и не грела. Старик брёл в полумраке, высматривая правду веков и посасывая каменной прочности сухарик. Он нагнулся, чтобы подобрать очередной золотой самородок, но уткнулся кепкой в тазобедренный сустав Евгения Петровича.

- А-а, мертвяки, привет, – радостно поприветствовал он бывших Петра Ивановича и Евгения Петровича. – Каким ветром вас сюда занесло? Небось, выпивку ищете? Или невест? Ха-ха-ха! – старик с готовностью рассмеялся собственной шутке. Все его шутки были археологически выдержанны и проверены, и он всегда точно знал, в каком месте следует засмеяться. С чужими шутками было гораздо трудней, поэтому Старый археолог предпочитал свои.

За долгие годы подземных скитаний в поисках золотого века Старый археолог вдоволь насмотрелся на самодвижущихся покойников и нисколько не удивился и не испугался. Мертвяки в большинстве своём были люди неплохие, хотя, конечно, со своими недостатками. Старику они определённо нравились, порой он даже специально заходил в места их дислокации, чтобы уточнить некоторые подзабытые живыми людьми факты и теории, а то и просто поболтать на темы вечности. Золота под кладбищем он не искал, считая это мародёрством.

Его многое роднило с этими славными существами. Как и они, старик давно и навсегда распрощался с поверхностью, уйдя в глубь планеты и углубившись в себя. Там, на поверхности, его наверняка давно уже считали покойником и, быть может, даже реабилитировали по партийной линии. Кроме того, Старый археолог по возрасту был ближе к большинству мертвецов, нежели к поверхностным живым жителям поверхности. Да даже и среди мертвяков многие были моложе него. Дату своего рождения он давно позабыл, но век помнил. Даю наводку – в юности он два раза общался с Вольтером, который был уже стариком, – так что сами можете на досуге вычислить его (Старого археолога) возраст с точностью до десятилетия… Словом, Старый археолог, попадая в среду старомертвецов, не без оснований считал себя там своим среди своих.

Кладбищенскую молодёжь, суетливую и необъезженную, он уважал меньше. Эти недоросли не понимали его шуток, а их шуток не понимал он. Особенно не нравилась ему их привычка «косить под зомби».

Поначалу старик пугался при виде пьяных зомби. Встречая их, он на всякий случай переходил на другую сторону штольни или тоннеля и тихо ругался про себя. Но потом, ближе познакомившись с этой братией, понял, что бояться нечего. И теперь, встретив зомби, он с нарочитой злостью сильно топал ногой, обутой в спелеологический ботинок. Этого было достаточно, чтобы зомби в панике бросались врассыпную. А старик веселился и отдыхал душой.

Пётр Иванович с Евгением Петровичем сразу понравились ему: молодые-то молодые, но зато как дотошно работают с картой. Без перископа видно, что не какие-то шалопаи, а вдумчивые и ищущие люди, хоть и мертвяки. Старик поискал под кепкой приличествующую случаю шутку, мысленно похохотал над ней, а потом выдал её наружу:

- Эй, мертвяки, да вы же карту вверх ногами держите! – и теперь уже захохотал вслух, отдавая должное собственному остроумию.

- А где у неё верх? – простодушно спросил Пётр Иванович.

- Конечно же, наверху, – ответил Старый археолог. Новая собственная шутка вызвала у него новый приступ здорового смеха. Не переставая изумляться своему остроумию, старик схватился за живот, потом присел и начал бить себя по бёдрам, при этом от его мощного хохота со сводов тоннеля посыпались камешки и прочая штукатурка. – Ка-а-а-анечно же, на-а-а-аверху, ху-ху-ху, хо-хо-хо, ха-ха-ха! Там, где север, там и верх, ха-ха-ха!

Лишь через четверть часа он отошёл от неудержимого смеха, вытер с лица пот и слёзы каким-то пиратским флагом и обрел серьёзность:

- Не надо сердиться, мертвяки. Мне просто смешинка в рот попала. Я страшно остроумный человек, и у меня от этого хронические колики, хо-хо! Эх, послушал бы меня сегодня Вольтер!

Все это время мертвяки вертели карту так и эдак в поисках севера. Но Старый археолог хорошо знал, что на самом деле севера не существует, и показал пальцем в противоположную от юга страну света (это получилось у него случайно):

- Туда идите. Я ведь вас правильно понял, вы водку ищете?

Удивлённые Пётр Иванович и Евгений Петрович согласно кивнули.

- Потом спускайтесь на этаж и идите в обратную сторону. Кран с водкой будет как раз здесь.

И он показал своим археологическим пальцем в направлении центра планеты.
  Для добавления сообщений Вы должны зарегистрироваться или авторизоваться.
Вверх Ответить
Форум FireBoard. Русская редакция: Adeptus ver.1.8получить последние сообщения прямо на Ваш рабочий стол
Rambler's Top100
alfainternet.su - бесплатная регистрация сайтов в каталогах поисковиках реклама сайтов
be number one
Каталог сайтов LiveLink
Бизнес и финансы в России. Информационный портал. Каталог сайтов.
Каталог сайтов iLinks.RU
Каталог ссылок на сайте OMEB.ru
Женский журнал Jane
.
Каталог сайтов 4РГ
Каталог сайтов FromRU
интересные игры в он-лайн сети!www.pleiada.com.ua - общетематический каталог интернетаMultiCat - большой каталогМагазин - REDbolero (Книги, DVD, Подарки, Софт и игры, Игрушки, Музыка ). Каталог полезных ресурсов, только лучшие сайты сети. LinkExplorer.ru - каталог сайтов